Hika S
- Что наша жизнь?... - Банан!
Название: Уилла
Автор: Hika S
Канон: С. Кинг "Уилла"
Размер: мини, 3303 слова
Пейринг/Персонажи: Билл, Уилла и др.
Категория: джен
Жанр: мистика
Рейтинг: R
Краткое содержание: До встречи с Уиллой он не знал, что такое настоящий ад.
Примечание/Предупреждения: смерть персонажа
Написано специально для ФБ-2015 (fandom Stephen King 2015) - fk-2o15.diary.ru/p205999448.htm?oam#more1
Размещение: с разрешения автора


"Ты дальше собственного носа ничего не видишь", — сказала она. И была не совсем права. Может, он отчасти и заслуживал ее презрения, но слепым кротом он не был. И когда последние брызги заката над Мюнхеном окрасились в тона апельсиновой горечи, Билл окинул взглядом танцплощадку и понял, что Уилла пропала. Он тут же сказал себе, что, возможно, ошибся, но так говорил его разум, а вот холодок в животе свидетельствовал обратное.

Поначалу он не собирался ее искать. Ну, пропала, ну и что? В конце концов, она не была его девушкой, хотя и симпатизировала ему. Но он давно ее хотел, и даже несколько раз предлагал перепихнуться, но она отказывала. Хотя даже одноглазый Том знал, что она спит со всеми. Даже с тем самым одноглазым Томом.

Но потом, покрутившись в клубе еще с час, позаглядывав даже в запертые комнаты, Билл понял, что Уилла действительно пропала. Она не отвечала на звонки, а потом и вовсе оказалась вне доступа. И это почему-то выбивало парня из колеи, хотя такое случалось не в первый раз. И, видимо, не в последний, пришлось признаться самому себе. Они часто ссорились из-за этого. Он не был ее парнем, она с ним даже не спала, но продолжал везде ходить за ней хвостиком, надеясь хотя бы на крошку внимания. И тогда она, когда заканчивался весь ее богатый запас матерных слов, а она использовала даже добрую половину русских фразочек, что делало ее популярной среди малолеток, только начавших ходить в клуб, сбегала в лесок на окраине города. Там она обычно находилась около суток. Однажды ее пытались даже искать, но так и не смогли обнаружить следов. А когда она сама вернулась, устроила такой скандал, что больше никто не смел ходить за ней.

Он отправился на поиски Зендера, которому она тоже нравилась. Как-то, напившись в хлам, она врезала ему со всей силы, когда он вздумал приставать к ней со всякими штучками, которые практикуются при закрытых дверях с толстыми звуконепроницаемыми стенами. Уилла такого не любит. Она за страстный секс, но без всей этой хрени из секс-шопа. Наверное, отчасти из-за этого, Билл ее уважал. Она не была "извращенкой", хотя и меняла партнеров без разбора. Вот и Зендер, хотя и проходил две недели с ярким "доказательством" своей "мужественности", проникся. И не бросил попыток забраться к девушке под юбку.

— Жутко раздражает этот запах. Откуда в баре протухшая рыба? — бормотала под нос Хелена Фишер. Ей было уже целых тридцать пять лет, а она все еще надеялась подцепить богатенького "принца на белом Мерседесе", хотя в таком месте он вряд ли мог оказаться. Ну правда, что ему делать в баре-притоне на самой окраине Мюнхена? Если он не наркоман, а, как известно, у таких денежки надолго не задерживаются, он здесь не появляется, это точно. Но ее вечная спутница-подружка, фрау Фрайхарт, почему-то поощряла ее фантазии и порывы. Будто не понимала, что все это бесполезно. И вот они сели рядышком, потягивая какой-то напиток, жуткого темно-бордового цвета. Фрау Фрайхарт сама была дамой не первой свежести, но, в отличие от Хелены, успела женить на себе одного бедного мужчину. Билл искренне ему сочувствовал. Хотя сейчас он наверняка наслаждается временным отдыхом, пока подруги дегустируют очередной завоз спиртного в бар. У фрау Фрайхарт, наверное, были связи в баре или же какое-то чутье на дни, когда привозили новую выпивку. Если видишь за стойкой этих женщин, знай: в баре много разнообразного бухла, которое еще не успели оприходовать местные алкоголики и другой сброд.

А сброда в баре "26" всегда хватало.

Фрау Фрайхарт одарила Билла улыбкой, и он поспешил спросить:

— Вы не видели Уиллу?

Подруги синхронно покачали головами и снова приложились к бокалам, даже не заинтересовавшись вопросом.



Хайнц Зендер обнаружился за столиком в углу. Одной рукой он обнимал шлюху, с которой его здесь видели уже довольно часто. "Постоянный клиент", — хмыкнул про себя Билл, стараясь не кривиться при виде того, как рука Зендера задирала и без того короткую юбку девушки и начала поглаживать внутреннюю сторону ее бедра, поднимаясь все выше.

Увидев Билла, он сразу покачал головой:

— Ее здесь нет. При удачном для тебя раскладе — свалила домой, или в свой любимый лесок, — при этих словах проститутка у него на коленях пьяно хихикнула, и на этот раз Билл не сдержал гримасы отвращения.

Вряд ли она ушла домой. Ее мать наверняка сейчас развлекалась со своим хахалем. Он как раз проходил мимо, когда она затаскивала его в дом, обвившись вокруг, словно змея. Уилла слишком хорошо знала свою мать, чтобы в такое время лезть в дом. Видимо, здесь ее тоже не было. Он обошел почти весь бар, и непохоже было, что она вообще здесь сегодня появлялась... Почему-то вспомнилась фраза из какой-то старой книжки или, может быть, строчка из стихотворения: «Крик пустоты, пустоты в сердце».

Бар представлял собой небольшое темное помещение, с несколькими залами, соединенными коридорами. В коридорах было еще темнее, и поэтому там любили зажиматься подвыпившие парочки. Остальной народ расползался по углам, за столики, сидел за барной стойкой на высоких стульях или же зависал на танцполе. Мало кто знал об этом клубе, да и задерживаться тут надолго вряд ли кто хотел.

— Билл, не вздумай ее искать, — сказала шлюшка, полуобернувшись к парню и пошло облизывая губы. — Уже темнеет, куда ты пойдешь один? Говорят, в лесу волки... Хотя я могла бы предложить пойти всем вместе, — чуть понизив голос, как она думала, сексуально. Зендер довольно заулыбался, и Билла передернуло только от мысли.

— Нет, спасибо, я как-нибудь сам, — поспешил отказаться он.

— Руками? — девушку так рассмешила ее собственная "шутка", что она уткнулась в плечо Хайнца, и слышно было, как ее хихиканье перебивается иканием.

Волки... Откуда около Мюнхена волки? Бред. Даже если и были какие, то их уже давно всех перестреляли или поймали и развезли по зоопаркам. Конечно, он не был специалистом в таких делах, да и не интересовался этим, но все же вряд ли ошибался.

— Рути, не обращай на него внимания, пусть идет, — громким шепотом сказал Хайнц, и, судя по выражению лица девушки, добрался наконец пальцами до того места, где приличные дамы носят трусики. — Мы и без него найдем себе развлечение, не так ли?

— Но Гросс рассказывал...

— Да хоть сам Господь Бог, сейчас меня это меньше всего волнует, — отмахнулся Зендер, не прерывая свое увлекательное занятие. — Ты совершаешь глупость, Билл. Ты же знаешь.

— По-вашему, я должен бросить ее на произвол судьбы? Ну, знаете!

Он отошел, не дождавшись ответа. Хотя подозревал, что никто и не собирался ему отвечать — в следующую же секунду он услышал за спиной звук поцелуя.

За столиком, мимо которого он проходил, сидела Ева Джексон, американка, которую неизвестно каким ветром занесло в этот забытый богами уголок. Она безучастно, полными слез от сигаретного дыма глазами смотрела на свою четырнадцатилетнюю дочь, которая в красном, но в явно поношенном, тысячу раз застиранном и зашитом по швам платьишке скакала по танцполу как козочка. Она танцевала, совершенно не обращая внимания на жадные взгляды, руки, пытающиеся ее облапать, тела, притирающиеся к ней со всех сторон. То, что ее мать сидела за столиком в этом же баре, выкуривая не первого десятка сигарету, ее нисколько не волновало. Кажется, Крошка Пэм и не уставала никогда. Билл попытался припомнить, видел ли он ее когда-нибудь сидящей рядом с матерью. Не смог. Разве что на коленях у Хайнца Зендера.

Пэм вращалась вокруг себя, как заведенный волчок, ее лицо и шея раскраснелись, глаза были закрыты, а руки подняты вверх. Когда она остановилась, то пошатнулась, и от падения ее сразу же спасло несколько услужливо протянутых рук. Но она, вернув равновесие, быстро отпрянула и Билл наткнулся на ее пронзительный взгляд. Холодные мурашки пробежались по телу от того, насколько взрослым казался этот взгляд. Не хотелось думать, сколько всего она пережила за свои четырнадцать лет, и сколько еще ей предстоит прожить. Он надеялся, что она умрет рано.

— Пэм больна, — вдруг услышал он прокуренный голос, и снова обратил свое внимание на миссис Джексон, вдруг подумав, что нелегко ей живется с такой вертихвосткой, особенно учитывая отсутствие каких-либо признаков мистера Джексона.

— Вы не видели Уиллу? — спросил он.

Она молча указала на выход и стряхнула пепел с сигареты движением, которое показалось Биллу жестом бесконечной усталости.

Навстречу ему сквозь толпу уже ковылял Гросс.

— Если ты собрался в лес, то не советую. Там волки. Сам видел.

Крошка Пэм сделала очередное головокружительное танцевальное па, со всех сторон раздался свист и редкие одобрительные аплодисменты вперемешку с пошлыми выкриками.

Гросс, словно тень, поковылял дальше, его тень еще сильнее подпрыгивала вместе с ним.



Темнота узких улочек и переходов не пугала его, но все же он на мгновение засомневался, стоит ли ему идти в лес. Но тут же без колебаний двинулся вперед. Пусть Уилла и не его девушка, он не может просто взять и оставить все, как есть.

Было страшно. И слегка прохладно от ветра, пробирающегося холодными щупальцами под легкую курточку. Стараясь заполнить мысли чем-нибудь светлым и ярким, например, картинками, которые появлялись после наркотиков и долго не забывались, он прошел приличное расстояние, вдруг остановившись у стен одного из огромных заброшенных зданий. Кажется, оно когда-то было в комплексе каких-то фабрик, но теперь сложно было узнать точно — осталось только одно помещение, сплошь разрисованное цветными красками. Билл немного постоял, рассматривая надписи и узнавая знакомые художества, а затем двинулся дальше, надеясь, что Уилла не зашла слишком далеко.

Не дойдя даже до угла, он услышал отчетливое цок-цок-цок по битой асфальтированной дорожке. Он обернулся, и в мутном свете появляющихся звезд увидел волка шагах в двадцати от себя. Огромный зверь, с шерстью, будто утыканной клочками на слегка пушистую кожу. Мех был неопределенного то ли грязно-серого, то ли светло-черного цвета, а глаза поблескивали желтым. Билл остановился, то же самое сделал и волк. Он не сводил своих голодных глаз с человека, лапы продолжали на месте отбивать ритм своим тихим цок-цок-цок. Билл смело шагнул навстречу, несмотря на страх, стягивающий кожу у лопаток и поднимающий волосы у шеи. Он громко хлопнул в ладони и хрипло от волнения взвизгнул:

— А ну, пшел вон! Быстро!

Волк поджал хвост и отбежал в сторону, прячась где-то в тени деревьев. Билл с трудом подавил приступ неожиданного веселья, но, спустя всего несколько шагов, громко рассмеялся. На пути ему попалась пустая банка из-под пива, которую он пнул со всей силы с довольной улыбкой на лице. Банка пролетела несколько метров, и, простучав на асфальте забавный ритм, остановилась у самой стены, продолжая тонко пусто звенеть.

Через несколько метров он завернул за угол, и наконец увидел ее. Уилла стояла прямо у бетонного ограждения, примыкающего к другому углу здания. Немного поодаль двое парней и девушка, смеясь, разрисовывали участок стены, будто и не замечая Уиллу. Встряхнув баллончик с краской, она вдруг резко обернулась, так и оставшись с вытянутой вперед рукой.

— Привет, Билл, — сказала она, когда он подошел почти вплотную и встал рядом с ней, окидывая стену пристальным взглядом. — Я надеялась, что ты придешь. Почему-то так подумала. Шикарно рисуют, да? — вдруг перевела она тему, кивая в сторону компании. Те по-прежнему делали вид, что они здесь одни.

— Да, — согласился он, чувствуя, как внутри просыпается легкое беспокойство. — Нам нужно возвращаться в город. Или ты хочешь здесь остаться неизвестно на сколько?

— А что, это мысль! Мне здесь нравится.

— Не думаю, что это хорошая идея, — возразил парень, забирая у нее из рук баллончик и направляясь в сторону компании, игнорируя пытавшуюся его остановить Уиллу. Ему уже до черта надоели эти игры.

— Эй, парни, это ваше?

В первые секунды на него никто не обращал внимания, но, чем ближе он подходил, тем явственнее на их лицах и в их позах читалось напряжение. Но, стоило Биллу подойти очень близко, как парни схватили его под руки, их глаза стали красными, зубы в пару мгновений стали просто огромными. Девушка с короткими синими волосами наклонилась к нему, с ее клыков ему на грудь капала жгучая слюна, но все его мысли были заняты только одним. Уилла. Он попытался повернуть голову, несмотря на мертвую хватку, и увидел, что девушка спокойно стоит у стены, перекидывая баллончик с краской из руки в руку. Глаза ее были пустыми.

— Уилла...

***

Темнота узких улочек и переходов не пугала его, но все же он на мгновение засомневался, стоит ли ему идти в лес. Но тут же без колебаний двинулся вперед. Пусть Уилла и не его девушка, он не может просто взять и оставить все, как есть.

Было страшно. И слегка прохладно от ветра, пробирающегося холодными щупальцами под легкую курточку. Он остановился у стены одного из заброшенных зданий, узнавая знакомые художества.

Прежде, чем он успел двинуться вперед, послышалось легкое цоканье когтистых лап по асфальту. У него за спиной стояли сразу четыре волка. Тот, что ближе, самый крупный, был давешний знакомец Билла. Он сразу узнал эту лохматую темную шкуру. Его глаза светились еще ярче, и в каждом плавало по кусочку луны.

Волк медленно приближался к парню, подводя к нему своих скалящихся спутников. Билл хотел отогнать его, как он это сделал раньше, но никак не мог двинуться с места, не мог даже рта раскрыть. Все, что ему оставалось — безучастно смотреть, как волки, наконец подкравшись к нему, повалили его на битый асфальт. Они терзали его, зло отрывая куски тела, прожевывая и развеивая по ветру туманные клочки того, что некогда было Биллом. Последнее, что увидел парень, закрывая залитые кровью и слезами глаза, была девушка, занимающая его мысли, равнодушно наблюдающая со стороны.

— Уилла...

***

Темнота улочек и переходов не пугала его, но все же он на мгновение засомневался, стоит ли ему идти в лес. Но тут же без колебаний двинулся вперед. Пусть Уилла и не его девушка, он не может просто взять и оставить все, как есть.

Было страшно. И слегка прохладно от ветра, пробирающегося холодными щупальцами под легкую курточку. Он остановился у стены одного из заброшенных зданий, узнавая знакомые художества.

Каждая его клеточка напряглась в ожидании, но вокруг было тихо и спокойно. Где же волки?

Наконец, устав от тяжелых мыслей, он двинулся вперед, через каждые пару шагов оглядываясь, но безуспешно. Через несколько метров он завернул за угол, и наконец увидел ее. Уилла стояла прямо у бетонного ограждения, примыкающего к другому углу здания. Встряхнув баллончик с краской, она вдруг резко обернулась, так и оставшись с вытянутой вперед рукой.

— Привет, Билл, — сказала она, когда он подошел почти вплотную и встал рядом с ней, окидывая стену пристальным взглядом. — Я надеялась, что ты придешь. Почему-то так подумала.

В следующее мгновение она направила распылитель краски ему в лицо и с силой нажала на кнопку, пустым взглядом смотря, как жидкость, которая на самом деле не была краской, разъедает лицо Билла, волосы, одежду, аксессуары. Уже потрескавшимися, кровоточащими, лишенными мягкой оболочки губами, парень успел прошептать:

— Что ты делаешь? Уилла...

***

Темнота улочек и переходов не пугала его, но все же он на мгновение засомневался, стоит ли ему идти в лес. Но тут же без колебаний двинулся вперед. Пусть Уилла и не его девушка, он не может просто взять и оставить все, как есть.

Было страшно. И слегка прохладно от ветра, пробирающегося холодными щупальцами под легкую курточку. Он остановился у стены одного из заброшенных зданий, узнавая знакомые художества.

Каждая его клеточка напряглась в ожидании, но вокруг было тихо и спокойно. Где же волки?

Наконец, устав от тяжелых мыслей, он двинулся вперед, через каждые пару шагов оглядываясь, но безуспешно. Через несколько метров он завернул за угол, и наконец увидел ее. Уилла стояла прямо у бетонного ограждения, примыкающего к другому углу здания. Встряхнув баллончик с краской, она вдруг резко обернулась, так и оставшись с вытянутой вперед рукой.

— Привет, Билл, — сказала она, когда он подошел почти вплотную и встал рядом с ней, окидывая стену пристальным взглядом. Прямо ему в душу смотрели огромные фары нарисованного розового поезда. Он казался настоящим, до тех пор, пока не подмигнул ему и не заскрипел металлическими суставами.

— Желаете прокатиться? — раздался вопрос механическим голосом.

— Да! — захлопала в ладони Уилла, и они сразу оказались в вагоне, абсолютно розовом.

— Нам нужно возвращаться в город. Или ты хочешь здесь остаться неизвестно на сколько? — внезапно сказал Билл, чувствуя, как внутри просыпается легкое беспокойство.

— Если хотите выйти, должны отгадать мою загадку. Иначе умрете, — все тот же механический голос послышался из розового динамика над их головами. — И вот она: где вы были, где вы сейчас и где будете?

Немного подумав, Билл озвучил свой ответ:

— В лесу.

Из динамика донеслись звуки веселой мелодии, как при выигрыше в телевизионной лотерее, и поезд тронулся, скрипя и стуча, набирая скорость за считанные мгновения.

— И это правильный ответ! — тошнотворно радостный механический возглас заставил Билла внутренне сжаться. — Но вы все равно умрете! — так же весело воскликнул поезд, сопровождаемый звуком столкновения груды металла с той самой бетонной стеной, на которой он был нарисован. Вагон от удара сложился, ломая кости, раздавливая органы, выжимая кровь. Билл с трудом, уже теряя сознание, дотянулся рукой до плеча уже мертвой девушки.

— Уилла...

***

Темнота улочек и переходов не пугала его, но все же он на мгновение засомневался, стоит ли ему идти в лес. Но тут же без колебаний двинулся вперед. Пусть Уилла и не его девушка, он не может просто взять и оставить все, как есть.

Было страшно. И слегка прохладно от ветра, пробирающегося холодными щупальцами под легкую курточку.

Он остановился у стены одного из заброшенных зданий, узнавая знакомые художества. Каждая его клеточка напряглась в ожидании, но вокруг было тихо и спокойно. Волки так и не появились.

Через несколько метров был поворот за угол, но Билл не успел до него добраться. Прямо из деревьев стали выползать сероватые тучки размером с человека, и, постепенно приобретая более четкие очертания, преграждали ему путь. Вскоре с десяток бесплотных клоунов с жуткой раскраской на призрачных лицах и кровожадными улыбками обступили парня со всех сторон. Они протягивали к нему руки, с диким хихиканьем отрывая от Билла куски, поверх его головы перебрасываясь своими "трофеями", которые медленно таяли в воздухе, не оставляя ничего.

Из-за поворота вдруг показалась девушка, в тот самый момент, когда один из клоунов пальцами целенаправленно растягивал его рот в попытке сделать его таким же огромным и рваным, как у него самого и других его спутников. И вместо крика у Билла получился только невнятный выдох:

— Уилла...

***

Темнота улочек и переходов не пугала его, но все же он на мгновение засомневался, стоит ли ему идти в лес. Но тут же без колебаний двинулся вперед. Пусть Уилла и не его девушка, он не может просто взять и оставить все, как есть.

Было страшно. И слегка прохладно от ветра, пробирающегося холодными щупальцами под легкую курточку.

Он остановился у стены одного из заброшенных зданий, узнавая знакомые художества.

Каждая его клеточка напряглась в ожидании, но вокруг было тихо и спокойно. Волки так и не появились. Как и клоуны. Где же они тогда?

Наконец, устав от тяжелых мыслей, он двинулся вперед, через каждые пару шагов оглядываясь, но безуспешно.

Через несколько метров он завернул за угол, и наконец увидел ее. Уилла стояла прямо у бетонного ограждения, примыкающего к другому углу здания. Встряхнув баллончик с краской, она вдруг резко обернулась, так и оставшись с вытянутой вперед рукой.

— Привет, Билл, — сказала она, когда он подошел почти вплотную и встал рядом с ней, окидывая стену пристальным взглядом. Розовый поезд с огромными фарами выглядел безобидно. — Я надеялась, что ты придешь. Почему-то так подумала. Хочешь попробовать? — вдруг перевела она тему, протягивая ему баллончик с краской.

— Нет, — отказался он, чувствуя, как внутри просыпается легкое беспокойство. — Нам нужно возвращаться в город. Или ты хочешь здесь остаться неизвестно на сколько?

— А что, это мысль! Мне здесь нравится.

— Не думаю, что это хорошая идея, — возразил парень, осторожно забирая у нее из рук баллончик и откидывая его в сторону, игнорируя пытавшуюся его остановить Уиллу. Ему уже до черта надоели эти игры.

Взяв девушку за руку, он повернулся к зданию, намереваясь обойти его и выбраться на дорогу в город. Но вместо заброшенного строения увидел знакомые очертания бара и вывеску, поблескивающую неоновыми огнями, выводящими кривоватое название — "26".

— Да что ж это такое? — не выдержал он, с недоверием смотря на двери прямо перед ним.

— Это ад, детка, — девушка с пустым взглядом усмехнулась и повернула ручку, быстро освобождая проход и одновременно толкая Билла внутрь.

Все было так же, как он помнил. Пьяные Хелена Фишер и фрау Фрайхарт за барной стойкой. Хайнц Зендер, целующийся с Рути за столиком в темноте. Ева Джексон, подкуривающая неизвестно какую по счету сигарету, и Крошка Пэм, кружащаяся в своем красном платье. Но, завидев его, все они быстро вскочили со своих мест и, обступив со всех сторон, кинулись на него. Глаза их были пустыми, изо ртов капала желтая слюна, кожа была темного серого оттенка — насколько мог разглядеть Билл в тусклом освещении. Они рвали его, кусали, терзали, давясь и выблёвывая кусочки плоти тут же, прямо на пол, но опять лезли вперед, толкаясь и рыча, будто не осталось в них уже ничего человеческого.

И среди этого безумия — она, хладнокровно выковыривающая из его груди мертвое сердце.

— Уилла.

@темы: Ринго-суко-сан заставила, Погладьте Драйзера, Немного порнографии, Мои фики, Бонан